Sinister Valley

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sinister Valley » Сюжетные эпизоды » Вечеринка


Вечеринка

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: 8 апреля 2015 года
Место: дом Беатрис Роквуд
Описание ситуации: Благотворительный вечер в пользу сиротского приюта Долины проходит в самом разгаре. Хозяйка дома общается с гостями, на небольшой сцене доигрывает красивую мелодию на арфе местная рок-знаменитость. На другом конце зала установлено несколько больших коробок для пожертвований, надписи на них гласят "деньги и кредитные карты", "игрушки, книги, одежда и оружие", "живые пауки", "айфоны и планшеты" и "ненужный хлам". Пока что только последний ящик заполнен с горкой. На часах половина одиннадцатого. Гости слегка заинтригованы, кажется мэр обещал сообщить сегодня какую-то важную новость...
Действующие лица: Jeff Mortis, Velerad Kroyvaff, Persephone, Beatrice Rockwood, Berith

0

2

Галстук-бабочка, начищенные ботинки, бокал мартини с водкой «взболтать-но-не-смешивать» с игривой зеленой оливкой – вот, пожалуй, и все, что было в Джеффе от невозмутимого супергероя-миллиардера. Но что поделать, экс-бухгалтер Мортис был не Тони Старком и даже не Брюсом Уэйном, а приглашение на благотворительный вечер нашел в холодильнике, рядом с банкой арахисового масла.

Не пойти было грех: когда в одном месте собирается столько скучающих богатеев, жди беды. Вот бы это были террористы! – Джефф мечтательно зажмурился. Спасти всех, даже мэра, от такой напасти было бы нереально круто… В отличие от прибытия на благотворительный вечер на ярко-желтом скутере. Несмотря на то, что Джефф пытался вести себя как можно более естественно и обставить свое появление как нечто обыденное, парень, которому он кинул ключи с напутствием: «Припаркуй тут где-нибудь… И чтоб не одной царапины!» - так вот, кажется, этот самый парень очень сильно удивился. Уже в помещении Джефф подумал о том, что, наверное, это был никакой не швейцар. И теперь переживал за свой скутер: вдруг угонят… Пойти проверить мешала чертова гордость – так и маялся с самого начала вечера, слоняясь туда-обратно по залу и не зная, куда себя деть. Террористов в обозримом пространстве не наблюдалось, а скулы уже сводило от широкой и доброжелательной улыбки.

Поправив неудобный и непривычный фрак, мистер Мортис, после очередного «круга почета» по залу, нашел себе относительно тихий угол, где и остановился, обозревая ближайшее окружение и пытаясь на очередном глотке выловить языком оливку из своего бокала. Поморщился, украдкой поправил супергеройский костюм, врезавшийся прям промеж ягодиц. В этой чертовой штуковине было жарковато… В очередной раз тяжело вздохнул.
Кажется, единственным его супергеройским поступком сегодня будет опущенная в коробку для пожертвований кредитная карта. Чужая. Своими свободными средствами Джефф, к сожалению, не располагал, что нисколько не уменьшало объемов его доброго сердца и не снижало желания делать добро даже вне режима инкогнито.
«Пожалуй, действительно пора!» - нужно было успеть сделать  «пожертвование» до речи мэра. Если террористы и будут в программе сегодняшнего вечера, то все произойдет  в самый торжественный момент. Выловив-таки оливку, Джефф одним глотком допил теплый мартини и двинулся в сторону коробок.

Отредактировано Jeff Mortis (28th Nov 2014 21:01)

+3

3

Солнце село еще совсем недавно, и Велерад ощущал некое подобие сонливости - рудимент человечности, пронесенный сквозь века. Это чувство возникало не столько вследствие потребностей организма, сколько по привычке, но все равно отражалось на настроении вампира. Он размеренно и без особенного энтузиазма перебирал струны уже достаточно старой кельтской арфы - этот инструмент был одним из самых часто используемых в его коллекции - уж очень его расслабляла игра на нем.
Помузицировать на благотворительном вечере его попросила хозяйка дома. Велерад понятия не имел, почему она возжелала услышать именно арфу, а не, допустим, рояль. Но, возможно, в таком маленьком городке только он один способен извлечь из этого инструмента сколько-нибудь стройные звуки, поэтому она надеялась удивить посетителей. Да и что может быть забавнее, чем рок-звезда, скакавший совсем недавно на сцене в полупрозрачной майке и агрессивным мейк-апом на бледном лице,  одухотворенно покачивающий подбородком в такт успокаивающей мелодии?   
Не став выбирать слишком строгую одежду, - хотя вечер, можно сказать, предполагал нарядность, - Велерад одел белую водолазку с высоким горлом и не достаточно инфантильные светло-песочные джинсы. Это не слишком коррелировало с не слишком изящно выполненной арфой, но вампир не планировал провести в обнимку с ней весь вечер, ведь он ожидал быть весьма интересным. Например, до славянина дошли слухи, что мэр города планировал что-то объявить. Ну и, конечно, недостатка в красивых женщинах здесь не могло быть. Пока же он не слишком обращал внимание на присутствующих в зале - музыка поглотила его почти полностью.
Вампир ощутил легкое першение и сухость в горле - верный признак подступающего голода. Что же, оставалось надеяться, что он уйдет отсюда не один.

+3

4

- Если ты повредишь мне хотя бы одну лапку, клянусь, я тотчас отправлю жалобу Аиду... - зудел в голове недовольный голос Сизифа, надежно скрывающегося среди гипюровых цветов на шляпке. Кора недовольно отмахнулась, в который раз окидывая взглядом зал.
Ещё полтора часа назад идея прийти на этот благотворительный вечер была восхитительной. Сколько людей здесь можно было встретить, сколько всего нового увидеть! У Персефоны мурашки по коже бежали от одних только мыслей. А в таком богатом особняке, наверняка, она смогла бы увидеть картины, скульптуры, невиданный прежде антиквариат. И первые полчаса Кора действительно была в восторге от происходящего. Одев свое любимое черное облегающее платье и, ради конспирации, украсившись гипюровыми перчатками и черной шляпкой с цветами, она, окрыленная счастьем, примчалась в особняк.
Однако прошло вот уже больше часа, если не больше - богиня давно уже потеряла счет времени - и она уже невыносимо скучала. В который раз она уже обходила зал, улыбаясь и кивая все тем же людям. Лица, эти застывшие улыбчивые безразличные маски, не менялись, и ей уже начинало казаться, что она вновь оказалась в Аиде. Убранство зала она уже изучила вдоль и поперек, подметив каждую неровность или неподходящий цвет. А музыка, казалось, и вовсе и не менялась - один и тот же мотив, который потихоньку настукивали пальцы, сжимающие бокал. В коробке с надписью "Ненужный хлам" уже лежала одна из монет Харона, которую тот любезно отдал владычице, хотя любопытство заставляло взгляд Коры то и дело скользить в сторону других пожертвований. Единственное, что её действительно радовало на этом приёме - собственное тело, давно привыкшее к бесконечным гулянкам на Олимпе, оставалось бодрым. Губы улыбались всякому, с кем Кора встречалась взглядом, ноги все еще уверенно стояли на высоком подъеме, а голова оставалась чистой и трезвой, хотя богиня уже даже не считала количество выпитого вина.
"А я говорил, что идея прийти сюда была ужасной. Вечно ты никого не слушаешь, а потом страдашь", - продолжал Сизиф, колупаясь восемью своими паучьими лапками в маленьких аккуратных цветах. - "Ты уже устала. Может, пойдем домой? И я не имею ввиду ту никудышную комнатку в захолустном мотеле, которую ты почему-то называешь домом..."
- Отстань, - еле слышно прошептала Персефона, касаясь губами края бокала. Вино прошлось сладкой горечью по языку.
Но вот, наконец, Гелиос скрылся за горизонтом, предварительно окрасив небо потрясающими яркими красками. Богиня невольно залюбовалась на удивительные цвета и мягкие переходы, раскинувшиеся на все весеннее небо. Где-то в саду около особняка пели скворцы - последние певчие птицы на сегодня. Персефона вдохнула глубоко в легкие ароматный воздух, доносившийся с улицы, и повернулась к залу. Похоже, многие гости тоже заскучали - по крайней мере, фальшь, витающая в воздухе, сменилась густотой и вязкостью, которые неизменно появляются, когда людям становится скучно. На сцене лениво поигрывал начальник Персефоны, владелец клуба. А посетители вечера теперь двигались ещё медленней, словно каждое движение  им давалось с трудом.
Но никто ещё не рискнул покинуть здание - слух о важном объявлении мэра словно повесил на двери огромный замок, который не давал возможности даже взглянуть в сторону выхода. Кора вздохнула и вновь поднесла бокал к губам.
- Хорошо. Мы ждём мэра и тут же уходим, - одними губами прошептала она, в это время отвернувшись к окну, дабы никто не заметил. Судя по всему, даже Сизиф уже устал возмущаться, так как в ответ раздалось лишь самодовольное хмыканье.

+2

5

Над Синистер Валлей всегда зловещие ночи, когда звезды кажутся немигающими глазками на небосводе, которые следят за тобой, луна же всегда радовала жителей городка своим бледным полным ликом чуть чаще, чем это принято среди приличных космических тел. Смерть любила эти жуткие, наполненные кошмарами ночи, однако эту ночь омрачал один неприятный факт.
Приглашение нашло Смерть на работе, когда она забирала жизнь одного очень старого, но на удивление резвого профессора естественных наук Мичиганского Университета. Так получилось, что профессор никогда не верил, что за ним придет именно суровая дама в балахоне, потому очень перепугался и спрятался за шкаф, откуда его пришлось выковыривать косой. Когда же дело было сделано, на писменном столе профессора совершенно неожиданно обнаружилось пергаментное письмо — считалось хорошим тоном еще со времен Испанской Инквизиции оставлять послания на человеческой коже — где красивым почерком какой-то плененной ведьмой литературной музы было выведено: «Смерть».
Так уж повелось, что Смерть не игнорирует приглашения. Именно поэтому сейчас она стояла в толпе самых разнообразных темных личностей в поместье Роквудов — его так называли по старой памяти, ведь мистера Роквуда уже давно никто не видел — ожидая слова мэра, этого демонического дамского угодника. Она по привычке проигнорировала ящики для пожертвований — мало кто мог упрекнуть ее в этом, еще более малому количеству людей были нужны от нее подачки — ведь своим долгом она считала финансировать разве что городские морги или кладбища. Жертвовать на жизнь — себя не уважать.
Не сказать, что присутствие смерти способствовало всеобщему веселью, многие старались обходить бледную даму в простом сером костюме стороной, лишь некоторым хватало смелости заговорить, но совсем немногие выдерживали эти гнетущие минуты светской беседы, когда им казалось, что над ними сейчас навис рок. Потому не удивительно, что вокруг отдающей свежей могилой Смерти образовалось пустое место в пару шагов.

+2

6

Музыка затихла. Неожиданно, во всем зале погас свет. Вокруг сцены заклубился густой черный дым. Из неоткуда вспыхнули яркие молнии и ударили прямо в микрофон, и в следующую секунду перед собравшимися предстал мэр города. Он поднял микрофон на свой уровень и пару раз постучал по нему, проверяя звук. Рядом с ним стояла его личная помощница, видимо появившаяся тем же экстравагантным образом. От ее волос и одежды исходил дым, а сама она лихорадочно пыталась откашляться, при этом ни на секунду не переставая улыбаться во все тридцать два зуба.
- Имеющий глаза, обратит свой взор на женщину в письменах, что дала нам сегодня кров в своей, -  он бегло окинул взглядом убранство зала, - лесной хижине.
Помощница заулыбалась еще шире, хотя это, казалось бы, было уже невозможно, и начала быстро переводить.
- Мэр выражает огромную благодарность за организацию этого прекрасного вечера уважаемой главе Совета, миссис Руквуд.
- И воздадим должное тому, кто дарит свой голос темноте, за мелодию его арфы.
- И давайте поаплодируем нашему замечательному мистеру Кроувуффу за его его чудесное выступление на гита… ан нет, и правда, на арфе!
Раздались аплодисменты.
- А теперь позвольте господину мэру сделать краткое заявление.
Берит взял бумажку, протянутую его помощницей.
- Узрите бездну, раскинувшуюся посреди бытия...
- О, нет, нет, это к открытию нового моста, - ассистентка поспешно перевернула листок в руках мэра.
- Я хотел бы объявить, - он говорил медленно и монотонно, не отрываясь от листа, словно нормальный стиль речи давался ему с трудом, - о закрытии детского приюта Зловещей Долины. Благодарим всех вас за ваши пожертвования, они станут чудесным прощальным подарком для детей. Со следующей недели все воспитанники приюта попадут в государственную систему усыновления, и, будем надеяться, найдут себе новый дом за пределами Долины. А здание приюта попадет в пользование киностудии "Sreepy Pictures", с которой мы уже заключили договор об аренде.
- Это будет тааак здорово, - вновь вклинилась улыбающаяся помощница, - Это та самая студия, снявшая "28 недель в доме живых мертвецов" и "28 недель в доме живых мертвецов 2"!
Она неожиданно резко рассмеялась и смеялась так около минуты, а затем так же неожиданно оборвала себя и отошла в сторону. На несколько секунд в зале воцарилась тишина от услышанного. Таинственный человек с невыразительным незапоминающимся лицом в черном костюме и черных очках, стоявший все это время в дальнем углу зала и молча за всем наблюдавший, безмолвно выронил из рук свой бокал.

+2

7

«Студия? - недоуменно заморгал Джефф, так и не дойдя до коробок, - У нас в городе будет своя студия…» Мысль в мозгу Мортиса переваривалась медленно и крайне неохотно, слишком уж круто это звучало.
Шестеренки в черепушке супергероя со скрипом пришли в действие, выдавая цепочку быстрых мыслей: раз студия, то будут снимать фильмы… раз будут снимать фильмы, то киношникам понадобятся сюжеты…  А чем история отважного и известного местного супергероя – не сценарий для блокбастера?
«Когда я стану известным, про меня снимут фильм…» - в том, что образ Оранжмена уже вот-совсем-скоро будет знаком каждому сопляку в Синистер Вилли, Мортис не сомневался. Мысль навязчиво, снова и снова, прокручивалась в мозгу, пока от нее не осталась та часть, где супергерой-символ-города красуется на каждом втором биллборде далеко за пределами Зловещей Долины. Статный, широкоплечий красавец с ослепительной улыбкой, в развевающемся оранжевом плаще за спиной, как бы лично приглашающий обывателей посмотреть кино про эпическую (а как же иначе?!) схватку добра и зла… Всё остальное не имело значения.
«Про меня снимут фильм!!!» - глаза остолбеневшего Джеффа расширились, а рот приоткрылся.

- Йи-и-и-ха-а-а! – заорал Мортис, потрясая поднятыми вверх руками, - Да!!! Да! ДА! Тысячу раз да!
Подпрыгивая на месте, Джефф готов был расцеловать мэра, как родного, ведь до осуществления его мечты оставалось всего ничего… «Только бы не тянули с постройкой студии,» - на мгновение помрачнел парень. Не будет студии – не будет и фильма, и вот тогда-то точно хана всем радужным мечтам.

Вокруг царила подозрительная тишина: да, конечно, в высшем обществе не было принято столь бурно выражать восторг  – сообразил Джефф, затихая, но уже через паузу громко, хоть и скупо, зааплодировал, едва сдерживаясь от большего проявления своих чувств. Прокашлявшись, вальяжно поправил бабочку, совершенно забыв о своем намерении осчастливить сирот чужой кредитной картой, да и спроси кто у Мортиса про приют, сейчас он бы только непонимающе уставился в ответ.
- Нет, Вы слышали? Это же потрясающая новость! - возбужденно толкал локтем ближайшую дамочку Джефф. Весь мир, все мысли супергероя скукожились до отдаленного момента будущего - казалось, это самое светлое будущее уже здесь, только протяни руку и успей схватить свое. Уж такой-то фарт выпадал не каждый день, и упускать свой шанс Мортис был не намерен.

Отредактировано Jeff Mortis (3rd Dec 2014 08:56)

0

8

На сцене происходило чёрти что. Потухший свет, черный дым, молнии... словно сейчас тут появится сам Зевс. Но вместо него на сцене образовался намного менее лицеприятный мэр и его юная помощница, на что Персефона лишь сомнительно хмыкнула. Первые несколько секунд она с любопытством разглядывала новоприбывших, но, не заметив ничего, что могло бы её заинтересовать, вновь коснулась губами бокала. Эту парочку она видела и раньше, на День Города или во время всяких выставок. Вечно вместе. Сизиф на её шляпке негромко копошился, не произнося вслух ни звука, хотя девушка буквально чувствовала исходящее от него презрение.
"...выражает свою благодарность...", "...уважаемой...", "...чудесное...". Типичная речь высокопоставленной личности. С легкой улыбкой на губах, Кора смотрела, как мэр зачитывает очередное объявление. Детский дом... закрывают? Киностудия? Богиня нахмурилась, непонимающим взглядом окинув сперва мэра, а затем всех остальных. Несколько секунд тишины и непонимания на окружающих её лицах, а затем где-то рядом раздался чей-то радостный вопль. Парень, стоявший невдалеке от Коры, прыгал на месте, восхищенно вопя. И в любой другой ситуации Персефона с удовольствием бы его поддержала, ведь открытие киностудии - это действительно замечательно. Съемки, новые лица в городе, известные актёры и столько нерасказанных историй! Это было бы так интересно! Но дети... "Цветы жизни" - кажется, так они говорят.
"Не будь такой чувствительной" фыркнул в её голове Сизиф. "У тебя свои есть? Вот и радуйся. А об этих забудь. Мойры распорядились иначе. И вообще, ты обещала, что мы уйдем из этого затхлого дома..." Персефона не обращала на него внимания. Если её "охранник" начинал ныть, его невозможно было остановить. Она даже научилась ставить специальный мысленный барьер от его бесконечных наставлений, насмешек и возмущений. Но обещание свое она была обязана сдержать.
Направляясь к выходу, Кора как раз проходила мимо коробок. На мгновение девушка остановилась. Некоторые из особо скорых гостей поспешили забрать свои пожитки, так легкомысленно отданные несчастным детям. Уже все коробки были наполовину пусты и богиня видела, как её монета блестела среди прочего хлама.
"Ох, да забери ты её, она никому уже не понадобится" Кора упустила тот момент, когда её спутник замолчал. В ответ она фыркнула и, поправив волосы, уверенным шагом направилась к двери.
- Надеюсь, эта монета поскорее окажется у своего хозяина, - негромким, напряженным голосом произнесла она, улыбнувшись дворецкому.
Уже выйдя на улицу и кутаясь в легкий весенний плащ, она внезапно услышала шорох и глухой стук со стороны внутреннего сада. Кора на мгновение остановилась, а затем, даже не обернувшись, направилась в сторону мотеля.
Легкий порыв ветра подцепил что-то маленькое и черное с её шляпки, а спустя мгновение некрупный ворон пролетел в дюйме от нее и уселся на ближайшем заборе. Сизиф вел себя подозрительно тихо, лишь, склонив голову, наблюдал за удивительно мрачной хозяйкой.

0


Вы здесь » Sinister Valley » Сюжетные эпизоды » Вечеринка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC